ГромадянинUA. Яна Ренк

43

Яна Ренк – одна з найвідоміших волонтерів – захисників тварин в Україні.
АНДРІЙ ГЛУХЕНЬКИЙ: Доброго дня. Сьогодні ми в незвичному місці – у селі Кухарі
Київської області. Ми знаходимось у притулку для тварин «ЛОРА». І будемо говорити з
керівником притулку Яною Рент. Можна відразу про притулок? Скільки тут тварин? Які
тут тварини?
ЯНА РЕНК: На данный момент 163 собаки. И 136 кошек. Когда-то кошек не было. Это
наше нововведение. С 14-го года курировали. Была тяжелая ситуация. Приют
создавали другие люди. Они не справились, превратили его в концлагерь. Тут была
куча трупов, собак обворовывали. Продавалось все на село, и селяне не стеснялись.
Мы пытались курировать три года, но с этими женщинами было сложно. А когда стал
вопрос продажи помещений, то была истерика: куда деть животных? И даже
предложили усыпить. Тогда наше терпение лопнуло. Мы выставили за ворота
руководителей и взяли приют под свое управление. Это место было как передержка.
Пенсионеры сюда своих собак подавали, с улиц приносили. Они хотели как лучше, но
поместили их в тюрьму и еще и деньги платили. Деньги исчезали. В 17-м году, в январе,
мы зашли сюда. Думали менять площадку. Нам поморочили мозги. Нас развели. Мы тут
на осень начали строить вольеры. У нас не было материалов. Экономили, по доскам
видно. Старались хоть как-то улучшить условия. Тут все текло. Но понемногу мы
переводили, по одному вольеру. Когда забрали всех собак, то старье снесло. И тогда
как часть негативной энергии ушла. Со старого остался ангар только. Там мы его
обновляем. Планируем продолжить. Самое страшное место – коровник. Здание с 27-го
года. Сейчас чуть сложнее. Перестали ездить волонтёры.
ГЛУХЕНЬКИЙ: Часто люди не знають, як допомогти. Просто кидають гроші. Буває, цим
користуються нечесні люди. Яким чином допомагати, щоб допомога доходила до
тварин?
РЕНК: Мы всегда вели отчет. У нас проблема с работниками, и я выполняю всю работу,
которую делали другие люди. Мало времени у меня остается. Хорошо было б, если бы
человек мне помогал с приходами, расходами, контролем. Но люди часто приходят, не
хотят работать, хотят получать деньги. Часто алкоголики приходят. Важный элемент:
первое, что я тут сделала, это видеонаблюдение. По всему периметру. Весь приют
просматривается. И когда люди не хотят работать или поступают как-то гадко, мы это
видим. И мы таких людей выставляем. Мне такие работники не подходят. Я хочу тут
видеть нормальных людей. Я верю, что будет нормальный коллектив. К животным
нельзя пускать злых людей. Но нам всегда можно помочь. Мы открыты. Нам можно
помогать. Лучше предупредить, конечно. Лучший волонтерский день в субботу. Я тогда
смогу больше помочь.
ГЛУХЕНЬКИЙ: Тобто можна як мінімум приїхати і вигуляти собак?
РЕНК: Да. Без проблем. Но выгуливать надо всех. Ибо если одни пойдут гулять, то
другие будут завидовать. 2-3 человека лучше всего справятся с этой задачей. В
одиночку не следует.
ГЛУХЕНЬКИЙ: Ви говорите про тварин як особистостей. Як вони між собою ладять?
РЕНК: Часть собак остались после бывших руководителей. Больше 12 собак умерло за
последний год. Есть часть наших животных, что находились на улицах, подбирались. И
коты есть. Есть такие, что были в клиниках брошены. Они зависли в стационаре
клиники, с которой мы сотрудничали. Мы их тоже забрали. Несколько собак уехали в
Германию.
ГЛУХЕНЬКИЙ: Про адаптацію котів і собак. Якщо людина у вас хоче взяти тварину, як
це відбувається?
РЕНК: Вот я хотела показать этого мальчика. Он жил в коровнике и сидел один. В
темном пространстве. Он был зашуган и пуглив. Я не могла его вытащить. Он боялся.
Он сменил обстановку. Тут он увидел солнце, других собак. Он социализировался. И

очень любят наблюдать за ремонтом. И вот малыш теперь смелый. Есть у него уже
даже подружка. Забрать… Тут много социальных собак, что отлично подойдут и для
квартиры и дома. Но нужны ответственные люди. Бывает, приезжают некоторые люди
взять для дома на цепь. Это видно. Мы таким не отдаем. Ни одна собака отсюда не
едет на цепь. Мы противники этого. Наши собаки – компаньоны для дружбы и любви.
Они уже много пережили в жизни и не могут быть охранниками. Люди часто хотят
поиметь что-то от животных. У них потребительское средневековое отношение к
животным. Мы стараемся просвещать и народ местный, что стерилизовать надо
животных и относиться ответственно.
ГЛУХЕНЬКИЙ: А як люди підбирають собаку під себе. Бо кожна тварина схожа на
господаря.
РЕНК: Бывало так, что люди выбирали кого-то в вольере. Но они идут на прогулку,
общаются и там понимают: та собака или нет. Вот, например, приезжала Аня. Я
впервые видела. Шел Пират на поводке и вел себя с ней очень хорошо. Они друг друга
выбрали.
ГЛУХЕНЬКИЙ: Чи часто люди забирають тварин?
РЕНК: Наши не часто. У нас есть посредники, что помогают устроить собак за границу.
Или они берут на передержку и подыскивают.
ГЛУХЕНЬКИЙ: Кого беруть часто?
РЕНК: Наверное, кошек берут чаще. Это меньшее животное. Меньше проблем,
наверное. С котом не надо гулять. Но тоже есть люди, которые любят собак. Но в
последнее время у нас зависло все. Только добавлялись к нам и коты, и собаки. А
вообще начинали мы с 30.
ГЛУХЕНЬКИЙ: Розкажіть, як ви взагалі почали допомагати тваринам?
РЕНК: Я всю жизнь их тягала, с детства. Рефлекс был не пройти мимо, накормить. У
меня всегда были коты, собаки. В последнее время стала активной. Может, это
ситуация в стране. Я отбросила личные планы и взялась за этот путь. У него есть
смысл. Ибо ситуация с животными очень катастрофическая. И если я могу что-то
изменить, то я это сделаю. Это миссия, ради которой стоит жить. Это способ жизни. Это
все очень глубоко сидит. Даже сны об этом.
ГЛУХЕНЬКИЙ: Чи відбувається у нас допомога тваринам на системному рівні в
державі?
РЕНК: Я мало об этом знаю. Со стороны я вижу, что многие из тех, кто должен опекать
животных, просто борются за внимание к себе, но проблемы не решаются. Но хоть
наказывать стали за жестокое обращение с животными. Еще хочу затронуть тему:
многие считают, что животные не нуждаются в хороших условиях. Отчего-то общество
думает, что собаки могут в грязи полежать и сухарь съесть или вообще ничего не
съесть. А если еще речь про огромное количество идет… А это ответственность. Они
не должны терпеть или обходиться без чего-то необходимого. И еда должна быть, и
медпомощь обязательно.
ГЛУХЕНЬКИЙ: Що треба змінювати в державі, щоб було менше безпритульних тварин?
РЕНК: Долгий процесс. С чего начать? Образование в школах. Это уроки доброты, что
ли… Нужен полноценный предмет гуманизма, где с первого класса учили бы правильно
обращаться с животными. Объясняли бы, что нельзя обижать животных. Родители не
научат этому. Вот взрослых менять невозможно. А новое поколение должно сменить
дикое средневековое. Тогда будет шанс.
ГЛУХЕНЬКИЙ: Чи приїздять діти? Як вони реагують?
РЕНК: Сюда приезжают люди с уже воспитанными детьми. И это очень приятно. Дети
все понимают, помогают даже. Разный возраст от 3 до 12. Я была поражена. Вот это
зеркало родителей.

ГЛУХЕНЬКИЙ: Чи обов’язково кожній людині контактувати з твариною? І чому вона
може навчити дитину?
РЕНК: Я думаю, это желательно. Человек все равно сталкивается с живым миром.
Лучше, когда в правильном ракурсе объяснить и показать. Что можно, что нельзя. Ведь
не обязательно ловить бабочку, чтобы рассмотреть. Она красива в полете. Это
воспитание. А у нас родители заняты работой. А дети в компьютере.
ГЛУХЕНЬКИЙ: Хочу резюмувати. Можливо через повагу до однієї тварини дитина
виховується, і з’являється розуміння, що наша планета не гумова і світ треба зберігати.